Перейти к содержимому

Фотография

РОССИЯ-КИТАЙ


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 28

#1 Обществовед

Обществовед

    Свой человек

  • Киберсанты
  • PipPipPipPipPip
  • 7 151 сообщений
4 256
Очень хороший
  • Страна, Город:
    Петербург
  • Пол:Мужчина

Отправлено 30 Март 2015 - 12:15

 


  • 2

Канал на ютюбе | http://www.youtube.com/user/rucommers
Заказать landing page | http://landing-page.rucommers.ru/

Продающий Landing page за 490р | http://landing-page....nding-page-buy/


На правах рекламы

#2 Обществовед

Обществовед

    Свой человек

  • Киберсанты
  • PipPipPipPipPip
  • 7 151 сообщений
4 256
Очень хороший
  • Страна, Город:
    Петербург
  • Пол:Мужчина

Отправлено 30 Март 2015 - 23:29

Начнем с этого

 


  • 0

Канал на ютюбе | http://www.youtube.com/user/rucommers
Заказать landing page | http://landing-page.rucommers.ru/

Продающий Landing page за 490р | http://landing-page....nding-page-buy/


#3 Алексей Шемшурин

Алексей Шемшурин

    Романтик

  • Супермодераторы
  • 14 610 сообщений
6 631
Очень хороший
  • Страна, Город:
    Москва
  • Пол:Мужчина

Отправлено 31 Март 2015 - 15:35

 

Россия станет страной-учредителем Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (AIIB), возглавляемого Китаем, сообщается на сайте Госсовета КНР.

Это произойдет 14 апреля. Также страной-учредителем станет Финляндия 12 апреля. Заявки от стран поступили 30 марта.

 

 

http://www.rusdialog...1016_1427812330


  • 0

Любовь это наше Всё...
Для всех, кто страдает от долгов и кредитов
Один маленький алгоритм большой денежной перспективы - скачать книгу
Чтобы приобрести продукцию "Сибирское здоровье", используйте мой номер 55 16223. Или получите от меня в подарок свой личный.


#4 Kote

Kote

    Коммерсант

  • Клиент Info-DVD.Ru
  • PipPipPipPip
  • 236 сообщений
381
Очень хороший
  • Пол:Мужчина

Отправлено 31 Март 2015 - 16:11


  • 0

#5 Обществовед

Обществовед

    Свой человек

  • Киберсанты
  • PipPipPipPipPip
  • 7 151 сообщений
4 256
Очень хороший
  • Страна, Город:
    Петербург
  • Пол:Мужчина

Отправлено 20 Апрель 2015 - 11:36


  • 0

Канал на ютюбе | http://www.youtube.com/user/rucommers
Заказать landing page | http://landing-page.rucommers.ru/

Продающий Landing page за 490р | http://landing-page....nding-page-buy/


#6 starik1972

starik1972

    Забанен

  • Заблокированные
  • PipPipPipPipPip
  • 1 010 сообщений
325
Очень хороший
  • Пол:Мужчина

Отправлено 20 Апрель 2015 - 13:57

Китай нам друг. Пока…

http://reosh.ru/kita...-drug-poka.html

КИТАЙ — ПОТЕНЦИАЛЬНЫЙ ЭПИЦЕНТР ВТОРОЙ ВОЛНЫ МИРОВОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА

http://reosh.ru/kita...go-krizisa.html


  • 0

#7 Обществовед

Обществовед

    Свой человек

  • Киберсанты
  • PipPipPipPipPip
  • 7 151 сообщений
4 256
Очень хороший
  • Страна, Город:
    Петербург
  • Пол:Мужчина

Отправлено 24 Июнь 2015 - 13:44


  • 0

Канал на ютюбе | http://www.youtube.com/user/rucommers
Заказать landing page | http://landing-page.rucommers.ru/

Продающий Landing page за 490р | http://landing-page....nding-page-buy/


#8 starik1972

starik1972

    Забанен

  • Заблокированные
  • PipPipPipPipPip
  • 1 010 сообщений
325
Очень хороший
  • Пол:Мужчина

Отправлено 07 Октябрь 2015 - 05:55

06-%D1%82%D1%82%D0%BF.jpgПо мнению [/size]политолога-международника, заместителя директора Северо-Западного института управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте России, доктора философских наук, профессора Юрия Косова, не стоит преувеличивать значение Транстихоокеанского партнерства – нового проекта США…[/size]
 
Представители США, Японии и 10 государств тихоокеанского побережья в Атланте, штат Джорджия, достигли итогового соглашения по договору о Транстихоокеанском партнерстве, пишут «Ведомости» со ссылкой на The Wall Street Journal. Эти страны контролируют 40% мировой торговли. Само соглашение, фактически расширяющее действующий два десятилетия договор NAFTA (между США, Мексикой и Канадой), уже большая внешнеполитическая победа президента США Барака Обамы, пишет WSJ. Однако гарантий его одобрения конгрессом США нет: голосование по TPP возможно только в начале 2016 г. – последнего года президентства Обамы. 
Кроме США, Японии, Мексики и Канады, в TPP вошли Австралия, Новая Зеландия, Перу, Чили, Вьетнам, Малайзия, Бруней и Сингапур. 
В официальном заявлении президента США говорится, в частности, что соглашение о TPP «выравнивает игровое поле для американских работников и предпринимателей, с тем чтобы мы экспортировали больше товаров с надписью «сделано в США», поддерживая тем самым высокооплачиваемые рабочие места у себя дома». «95% потенциальных потребителей нашей продукции живут за границами США. Это значит, что мы не можем позволить странам вроде Китая определять правила мировой экономики. Эти правила должны написать мы, открывая новые рынки американским товарам, устанавливая высокие стандарты охраны труда и экологии», — заявил Обама. 
Президент США сказал, что TPP исключит 18 000 пошлин на американские продукты, а также включает «наиболее широкие реальные обязательства в отношении рабочей силы и охраны природы» из всех подобных соглашений и «свободный открытый интернет». Устанавливается беспошлинный режим торговли для большинства групп товаров, уменьшаются пошлины на остальные группы, вводится взаимное признание многих регулятивных постановлений. 
Подписанию соглашения, готовившегося с 2008 г., непосредственно предшествовали пять дней ожесточенного торга в Атланте, пишет WSJ. Последним значительным препятствием был спор США с Австралией по поводу синтезированных лекарств-дженериков: в итоге Австралия получила от пяти до восьми лет защиты для аналогичных средств биологического происхождения, произведенных на ее территории. Канада и Япония согласились приоткрыть свои рынки для американских молочных продуктов, взамен Новая Зеландия получит преимущества на американском молочном рынке. Малайзия и Вьетнам, подписав TPP, согласились разрешить независимые профсоюзы. Дополнительный пункт к соглашению, который еще будет дорабатываться, – это защита входящих в TPP стран от взаимных валютных войн, пишет WSJ со ссылкой на свой источник. Однако о действительных мерах защиты речи пока не идет, возможны координационные встречи по валютной политике раз в год. Автомобилестроительная компания Ford Motor ранее призывала конгресс не одобрять TPP без механизма реальной валютной защиты. 
Наряду с реформой медицинского страхования проект TPP  – один из важнейших пунктов социально-экономической программы Барака Обамы, известный как «разворот к Азии». Против него выступали защитники окружающей среды и профсоюзы, которые считают, что соглашения о свободной торговле увеличивают безработицу в США. 
Заключение договора о Транстихоокеанском партнерстве прокомментировал в интервью «Русской народной линии» эксперт научного совета при Совете Безопасности России, политолог-международник, заместитель директора Северо-Западного института управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте России, доктор философских наук, профессор Юрий Косов
 
Некорректно заявлять, что Обама переиграл Путина. Как говорится в спортивной терминологии – это разные виды спорта. Например, Президент России обыграл Обаму в футбол, а тот, в свою очередь, играл с японцами, корейцами и австралийцами в хоккей. Американцы выиграли чемпионат по хоккею, в котором не участвовала Россия.
АТЭС – это скорее форум, в котором пытались создать зону свободной торговли, но Китай и Россия не поддержали это начинание. Американцы как-то вышли из переговорного процесса в АТЭС, где была уже сформирована программа создания общей зоны торговли. Было две волны. Наиболее богатые страны должны были создать зону свободной торговли к 2010 году, а все остальные присоединиться лишь в 2020 году. Но этот проект не пошел, поэтому американцы создали усеченный АТЭС, хотя замахивались на весь регион. Ныне Штаты создали в рамках как бы субрегиона части АТР. Вьетнам вошел в этот состав, потому что имеет серьезные геополитические противоречия с Китаем. Напомню, что в прошлом году китайский флот вторгся в их экономическую зону. Вьетнам просил помощи у России, но в виду всяких обстоятельств получил только моральную поддержку и шесть подводных лодок.
Конечно, заключение договора о Транстихоокеанском партнерстве – это серьезный экономический успех США, который направлен не против России, а против Китая. Это событие стоит связывать с визитом Си Цзиньпина в США, где прошли переговоры между лидерами двух стран. Во время его пребывания в Америке даже китайская пресса ожидала большие сюрпризы. Но их не было, потому что Китай не договорился с США о формате АТР. И после визита Си Цзиньпина Америка подписала этот договор уже в усеченном составе.
Однако, это в любом случае серьезный успех США. Теперь Вашингтон намерен подписать подобный договор с ЕС. Если это произойдет, то Америка завладеет глобальной зоной свободной торговли, охватывающей Атлантический и Тихий океаны. США стремятся удержать мировое лидерство в экономике, поскольку Китай их догоняет, используя современную структуру мировой торговли и экономики. Поднебесная активно к ней адаптировалась. В свою очередь, Америка пытается перекроить эту структуру с целью удержать Китай и другие восходящие страны: Индию, Бразилию, Россию, Южную Африку и т.д.
С другой стороны, экономическое развитие Китая и некоторых других стран опережает экономическое развитие США и стран Запада. Если бы ситуация сохранялась, то спустя два десятка лет западные страны уже не занимали бы лидирующее положение в мировой экономике.
У США два рычага: изменение ситуации в мировой торговле и новая промышленная, энергетическая, информационная революция – рывок в развитии производительных сил, в развитии экономики и переход на качественно иную структуру. Ныне многие говорят о том, чтобы России не отстать от Америки, но если ей удастся реализовать свои намерения, то ее конкурентные преимущества улучшатся. Однако еще не факт, что США удастся реализовать в общем объеме свой проект, ведь слишком велики противоречия. А Китай, Россия и другие страны не будут сидеть сложа руки, что даст темп для их большей интеграции и объединения.
Сочинение проектов — Евразийский экономический союз и Великий шелковый путь — также дают огромный транспортный коридор от Шанхая до Прибалтики и Скандинавии, с выходом на Западную Европу. Многие западные страны, в том числе Германия, вся Западная Европа этим проектом весьма интересуются. Остальной мир будет выбирать из двух центров силы — США со своими интеграционными проектами или Китай с Россией. Не исключено, что страны примут участие в обоих проектах, и который из них окажется эффективней, тот и победит.
http://ruskline.ru/n...et_slozha_ruki/


  • 0

#9 starik1972

starik1972

    Забанен

  • Заблокированные
  • PipPipPipPipPip
  • 1 010 сообщений
325
Очень хороший
  • Пол:Мужчина

Отправлено 12 Октябрь 2015 - 12:36

12-%D0%B3%D0%B5%D0%B3%D0%B5%D0%BC%D0%BE%
На днях ведущие информационные агентства сообщили, что, по данным международной расчетной системы SWIFT, юань занял четвертое место среди всех валют по использованию в международных расчетах…
 
Доля платежей с использованием юаня в августе увеличилась до 2,79% с 2,34% в июле. Китайская валюта обогнала японскую иену (2,76%). Всего за три года юань оставил позади 7 валют по объемам использования в мировом товарообороте, включая сингапурский и гонконгский доллары, норвежскую и шведскую кроны, швейцарский франк, канадский доллар. Сегодня впереди юаня как валюты международных расчетов остаются только доллар США, евро и фунт стерлингов.
Здесь важен и такой показатель, как доля юаня в международных резервах разных стран. Известно, что уже многие государства (по экспертным оценкам, на начало текущего года не менее 30) накапливают китайскую валюту в своих резервах, но данные о величине таких накоплений не раскрываются.
Правительство и Народный банк КНР упорно продвигают свою валюту по всему миру. Китай имеет соглашения с более чем 170 странами по использованию юаня в качестве платежного инструмента. Еще с 27 странами Китай подписал соглашения о валютных свопах на общую сумму почти 3 трлн. юаней. Юань начинает использоваться не только для расчетов в международной торговле, но и в операциях на фондовых биржах и для инвестиций. В октябре 2014 г. Великобритания выпустила суверенные облигации в китайской валюте на сумму 3 млрд. юаней (300 млн. фунтов стерлингов, или 488 млн. долл.). Это первая эмиссия суверенных облигаций в китайской валюте в Европе. Кроме того, в прошлом году облигации в юанях выпустили Австралия, Канада и Шри-Ланка. Имеются сведения, что юань стал использоваться в офшорах.
8 октября 2015 года официально начала работу китайская система международных платежей (CIPS), которая даст возможность зарубежным участникам рынка вести расчеты в юанях напрямую с китайскими партнерами. Правительство КНР надеется с ее помощью повысить уровень международного признания своей валюты.
Для Пекина вопросом принципа становится официальное присвоение юаню статуса полноценной резервной валюты. К таковым на сегодняшний день относятся лишь те валюты, которые Международным валютным фондом включены в так называемую корзину SDR. Напомним, что SDR (Special Drawing Rights, специальные права заимствования) – это безналичная денежная единица, выпускаемая МВФ. Первая порция SDR была выпущена в январе 1970 года, когда возник острый дефицит международной ликвидности. В те времена были даже планы замены доллара США на SDR как наднациональную валюту, но вариант не прошел. На Ямайской международной валютно-финансовой конференции дяде Сэму, умело защищающему интересы хозяев печатного станка ФРС, удалось продавить решение о замене золотодолларового стандарта на бумажно-долларовый стандарт. Однако денежная единица под названием SDR сохранилась как рудимент мировой валютной системы.
Курс SDR публикуется Международным валютным фондом ежедневно и определяется на основе долларовой стоимости корзины из четырех ведущих валют: доллар США, евро, иена и фунт стерлингов. До введения евро курс был привязан к корзине из пяти валют: доллара США, немецкой марки, французского франка, иены и фунта стерлингов. Вес валют в корзине пересматривается каждые пять лет. В конце текущего года должен состояться очередной пересмотр. Китай очень рассчитывает на то, что в результате такого пересмотра юань окажется в корзине SDR. СМИ сообщают, что США как главный акционер Международного валютного фонда (им принадлежит самая большая доля в капитале и голосах фонда) всячески противодействуют включению юаня в корзину. Китай же тщательно готовит почву для решения о таком включении. Одним из последних шагов в этом направлении можно считать решение Пекина о предоставлении фонду информации о международных резервах КНР в соответствии со стандартами МВФ. Событие знаковое. Фактически Китай заявил о том, что становится полноправным участником программы фонда, которая называется COFER (Сomposition of official foreign exchange reserves). COFER — это база данных МВФ, в которой отражается состав официальных валютных резервов 146 стран-членов организации (напомним, что всего в фонде состоит 188 стран, следовательно, 42 страны в программе не участвуют). Некоторые обобщенные данные из базы COFER находят отражение в официальной статистике МВФ. Однако большая часть информации по резервам хранится в строгой тайне. Совокупный объем международных резервов, по которым предоставляется информация в COFER, составила на середину 2015 года 11,4 трлн. долл.
Присоединение Китая к программе COFER – серьезный и рискованный шаг со стороны Пекина. Фонд, а следовательно, и главный его акционер (США) будут лучше понимать игру, которую ведет Пекин. Хорошо известно, что Китай много лет накапливает золото в своих резервах. Об этом косвенно можно судить по статистике национальной добычи металла (более 400 тонн в год), импорта золота, операций с драгоценным металлом на Шанхайской бирже и т.д. По оценкам экспертов, золотые резервы Китая составляют не менее 5 тысяч тонн. А некоторые даже полагают, что Китай уже догнал Соединенные Штаты, у которых золотые резервы, согласно официальным данным, равны 8100 тоннам. С 2009 года статистика КНР неизменно давала одну и ту же цифру золотых запасов – 1054 тонны. И вот, наконец, в июле 2015 года Народный банк Китая неожиданно выдал новую цифру золотых запасов – 1658 т. Прирост по сравнению с предыдущим месяцем 604 тонны! В августе цифра запасов снова обновилась – 1693 т. Можно ожидать, что теперь каждый месяц Пекин будет увеличивать эту цифру, рассчитывая получить поддержку фонда в вопросе о включении юаня в корзину резервных валют.
До конца планы Пекина по продвижению юаня не понятны. Можно предполагать, что включение юаня в корзину нужно для того, чтобы сделать следующий шаг в Международном валютном фонде – добиться пересмотра доли Китая в капитале и голосах фонда. ВВП Китая, рассчитанный по паритету покупательной способности (ППС), в прошлом году превзошел ВВП США. Китай стал первой экономикой мира. В то же время квота США в голосах МВФ равна 17,7%, а квота Китая – лишь 4,2%. Вашингтону все еще принадлежит право вето по решениям МВФ (для этого необходимо не менее 15% голосов). Китай рассчитывает на повышение своей квоты как минимум в два раза. Однако Вашингтон страшно боится пересмотра квот. В конце этого года будет уже пять лет с того времени, когда МВФ принял решение о корректировке квот, но США до сих пор его не ратифицировали. Из-за этого работа фонда фактически парализована. Если юань получит статус резервной валюты, то нынешняя квота Китая будет тем более выглядеть абсурдно мизерной.
Полагаю, что официальное присвоение юаню звания резервной валюты для Пекина является вопросом престижа. Не могу согласиться с теми экспертами, которые считают, что Пекин будет стремиться бесконечно наращивать долю юаня в международных расчетах. Превращение национальной денежной единицы в международную валюту имеет много минусов, порождает смертельно опасные последствия. Достаточно посмотреть на доллар США. Когда в 1944 году на международной конференции в Бреттон-Вудсе американской делегации удалось продавить решение о золотодолларовом стандарте, патриоты-изоляционисты в Америке начали активное противодействие ратификации этого решения. Они прекрасно понимали, что превращение доллара США в международную валюту будет означать смертный приговор американской промышленности. Ведь для того чтобы доллар оказался за пределами США и обслуживал расчеты в мире, надо было сделать торговый и платежный баланс США дефицитным. Только при наличии дефицита «зеленая продукция» печатного станка ФРС могла оказаться за пределами американской экономики. Позднее эта простая истина была изложена в учебниках по экономике и финансам под названием «Парадокс Триффина» (Триффин — американский экономист бельгийского происхождения).
В свою очередь, увеличение зеленой бумажной массы за пределами США означает не что иное, как наращивание внешнего долга Америки. А делать это бесконечно можно лишь при опоре на военную силу, поскольку добровольно зелёные бумажки (необеспеченные долговые расписки) никто принимать и накапливать не захочет. Обеспечением доллара как международной валюты на сегодняшний день является не экономика США (там процесс деиндустриализации уже близок к завершению), а 6-й американский флот и бомбардировщики ВВС США.
Думаю, что в Пекине многие это понимают. Далеко не все в Китае разделяют восторги по поводу планов завоевания мира юанем. Точно так же многие в Китае понимают, что тупиковым вариантом является и введение золотого юаня. Можно уверенно сказать, что если Пекин и накапливает жёлтый металл, то отнюдь не для того, чтобы ввести у себя золотую валюту. Скорее всего, запас золота рассматривается как стратегический ресурс, чрезвычайное платежное средство. В высших партийно-государственных кругах КНР есть немало людей, которые полагают, что самой подходящей для страны является социалистическая модель, основанная на государственной валютной монополии и запрете использования национальной денежной единицы в международных расчетах. Сегодня эти люди пребывают в глухой обороне, поскольку китайское общество находится под сильным влиянием идей экономического либерализма.
Тактические цели и задачи Пекина в области валютно-финансовой политики достаточно понятны. Намного сложнее понять, в чем заключается его валютно-финансовая стратегия. Впрочем, смею предположить, что на сегодняшний день её просто нет. В партийно-государственном руководстве КНР борьба за выбор пути развития страны продолжается.
http://www.fondsk.ru...ncem-35947.html


12-%D1%80%D1%83%D0%BF%D1%8C%D1%8E%D0%B0%
Статья Юрия Сушинова на сайте Русская планета
Причина проста — мы боимся потерять доллары…
 

 
 Дружбе юаня и рубля мешает долларовый гипноз
Захват лидерства
Китайская внешняя торговля переходит на юань. Родная валюта подвинула с первого места гонконгский доллар, причем тот скатился сразу на третью позицию. На втором месте расположилась японская иена, на четвертом — доллар США. Несмотря на потрясения на китайском финансовом рынке (девальвация в августе, прогнозы замедления китайской экономики по итогам года до 25-летнего минимума), юань уверенно набирает популярность в международных платежах. По данным платежной системы SWIFT (оказывает услуги по проведению транзакций), по итогам восьми месяцев этого года юань укрепил свои позиции в глобальных расчетах, став одной из четырех самых популярных мировых валют. Доля юаня выросла до 2,79%, хотя еще три года назад составляла 0,84% рынка. Тем самым юань впервые в истории опередил иену (2,76%). Впереди лишь доллар США (44,82%), евро (27,2%) и британский фунт (8,45%).
В SWIFT отмечают, что уже треть банков (36%), осуществляющих расчеты с Китаем и Гонконгом, в своих операциях используют юани. А доля юаня в офшорных и международных платежах Гонконга составляет 70,4%.
Объем торговли в юанях в августе этого года также вырос — на 9,13% (в других валютах сократился на 8,3%). Власти КНР не скрывают, что хотят видеть юань в списке мировых валют, и, скорее всего, уже в следующем году он станет пятой резервной валютой в корзине МВФ.
Самое интересное, что все это происходит на фоне сообщений о громкой победе США — создании Транстихоокеанского торгового партнерства (ТТП), призванного ограничить широкую поступь китайской экономики. Однако вряд ли вошедшие в новый союз соседи КНР — Япония, Малайзия, Сингапур, Бруней и Вьетнам — способны даже сообща дать отпор китайской экспансии. Объявляя о том, что новое партнерство производит 40% мирового ВВП, американцы лукаво умалчивают, что половина этого объема приходится на долю самих США. А за бортом ТТП остались не только Китай, но и такие серьезные игроки рынка АТР, как Южная Корея, Индия и Индонезия, которым, скорее всего, вместе с КНР придется вырабатывать меры по противодействию новому объединению.
Свои расчеты
Россию в новый торговый союз тоже не приглашали. Но мы крайне заинтересованы в ускоренном развитии связей с Китаем и другими странами Азиатско-Тихоокеанского региона. По словам министра экономического развития Алексея Улюкаева, позиции, с которых после введения западных санкций ушли европейские партнеры, активно занимают страны АТР, и в близкой перспективе их доля во внешнеэкономических связях РФ может превысить 40%.
Как пояснил «Русской планете» президент Российско-китайского аналитического центра Сергей Санакоев, на данный момент Россия может удовлетворить все свои экономические потребности в Азиатско-Тихоокеанском регионе одной лишь торговлей с Китаем; при желании можно вообще не отвлекаться на вчерашних друзей вроде Вьетнама, еще летом собиравшегося вступить в Таможенный союз. Поэтому торговые отношения с китайцами необходимо развивать и наращивать. Укрепление позиций китайской валюты теоретически могло бы помочь рублю, покинувшему топ-20 мировых валют (по тем же данным SWIFT), удержать равновесие и сделать шаг вперед. Для этого следует лишь увеличить долю взаиморасчетов между РФ и КНР в национальных валютах. Пока она не превышает 7%, в то время как российско-китайский торговый оборот за 2014 год составил 95,28 млрд долларов.
Чтобы рассчитываться за товар, необходимо этот товар покупать и продавать. Однако статистика торговли между нашими странами в этом году говорит об обратном: товарооборот по итогам восьми месяцев упал на 30%. Где уж тут говорить об увеличении роли рубля… Но не только девальвация рубля и юаня привела к таким низким показателям.
Уже больше года чиновники разного уровня и эксперты говорят о «развороте на Восток». О том, что Европа нам не нужна, раз есть прекрасные восточные соседи. О том, что мы найдем фондирование на азиатских рынках и что необходимо развивать торговое сотрудничество. О том, что у нас есть множество проектов, в которых те же китайцы с удовольствием примут участие.
Однако на деле оказывается, что горячие политические отношения упираются в холодные экономические. Газопровод «Сила Сибири», проект «Шелковый путь» и строительство ВСМ Москва — Казань: других крупных проектов у РФ с КНР не намечается, хотя китайская сторона и по вопросам строительства, и по вопросам финансирования проектов давно заняла лидирующие позиции в мире. Но на деле оказывается, что китайские предложения не стыкуются с нашей законодательной базой, в частности, с неразвитостью private public partnership — проектов государственно-частного партнерства, которые применяют в Китае. На слуху было предложение китайцев построить мост через Керченский пролив за 2 млрд долларов: наивные соседи посчитали все как есть, без «усушки и утруски», и российская сторона предсказуемо отказалась. Теперь строим сами за 228 млрд руб. (3,5 млрд долларов). Китайские инициативы блокируются теми же российскими чиновниками, которые провозгласили пресловутый разворот. Пока политики поднимают бокалы за «наращивание» и «увеличение», экономисты обсуждают лишь экспорт в КНР природных ресурсов, сотрудничество в транзитных транспортных проектах и прямые заимствования.
Занять юани, отдать рубли
Однако и занимать у азиатских банков оказалось не так просто. Китайские и корейские кредитные организации во многом зависят от отношений с американскими коллегами. У них есть система оценки рисков, они смотрят на рейтинги международных агентств. Если китайский банк, невзирая на рейтинги, начнет кредитовать российский, то можно предположить, что в скором времени для него будет затруднен выход на рынок американских заимствований.
Азиатские рынки пока сильно контролируются Штатами, и Азия не спешит раскрывать объятия России, опасаясь давления с американской стороны. В середине 2014 года российские банки пытались занимать средства в Сингапуре: казалось бы, финансовый центр, азиатская страна. Но оказалось, что местные регуляторы по факту контролируются англичанами, а те активно вставляли палки в колеса российским банкам и всячески затягивали процесс.
Кроме того, активно скупать юани и хранить деньги в китайской валюте может быть рискованно. С одной стороны, сегодня вклады в юанях и долларах можно разместить примерно по одной и той же ставке, доходность и американца, и китайца не превышает 5% годовых. Но ЦБ Китая устанавливает курс юаня, ориентируясь исключительно на потребности китайской экономики, а не на интересы мелких инвесторов. При ухудшении торгового баланса в августе 2015 года ЦБ Китая недрогнувшей рукойдевальвировал курс на 4,6%, что сразу вызвало панику на мировых биржах, обрушило цены на металлы и способствовало снижению цены нефти.
Юань так и не получил в России широкого распространения и не используется в качестве средства сбережения. Хранят деньги в юанях в основном на Дальнем Востоке, а обменивают средства дальневосточные компании, торгующие с КНР.
Казалось бы, успехи китайской валюты могли бы поддержать и наш «плавающий» рубль, и уходящий в штопор кризиса рынок. «Но мы сами не готовы к переходу на расчеты в рублях, — говорит Сергей Санакоев. — Китайцы, как это ни парадоксально, готовы. Так давайте, например, последуем примеру Китая в любви к своей нацвалюте и перейдем на оплату тех же ресурсов, нефти и газа, в рублях. Нет, мы не хотим использовать эти возможности».
Причина проста — мы боимся потерять доллары. Хотим долларовую прибыль. Мыслим долларами. И успешный юань никак не поможет рублю, по крайней мере до тех пор, пока мы сами не отвяжем рубль от доллара. Для начала — при экспорте энергоресурсов.
http://rusplt.ru/wor...anya-19157.html


  • 0

#10 starik1972

starik1972

    Забанен

  • Заблокированные
  • PipPipPipPipPip
  • 1 010 сообщений
325
Очень хороший
  • Пол:Мужчина

Отправлено 11 Ноябрь 2015 - 07:20

10-%D0%BA%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%B9.jpg
Уже давно экономика Китая «перегрета»…
 
…На рынке недвижимости и фондовом рынке образовались «пузыри». Этим летом фондовый рынок Китая дважды был на грани коллапса. Путем жесточайших мер, имевших явно оттенок административных, Пекину удалось купировать развитие финансового кризиса в стране. А тот, в свою очередь, мог стать «спусковым крючком» для начала второй волны мирового финансового кризиса. Основную ответственность за это, по мнению большинства экспертов, несет так называемый теневой банкинг (ТБ).
Я уже писал о том, что в XXI веке ТБ стал глобальным явлением. По своим масштабам (активам, объемам операций, прибыли, численности занятых) ТБ стал сопоставим с классическим банковским бизнесом. Не надо думать, что ТБ представлен исключительно подпольными структурами, занимающимися криминальными операциями типа отмывания грязных денег, финансирования наркобизнеса или терроризма. Есть, конечно, и такой ТБ. Но большая часть ТБ приходится на вполне легальные, респектабельные и часто весьма крупные структуры. Они не только не прячутся от человеческих глаз, но нередко рекламируют свои услуги. А услуги примерно те же, какие предоставляют обычные банки, — кредиты, инвестиции, платежи и расчеты и т.д.
Называются структуры ТБ по-разному: инвестиционные фонды, хеджевые фонды, трасты, финансовые компании и т.д. Главным отличием структур ТБ является то, что они с правовой точки зрения — не банки. Что выводит их из-под жесткого банковского надзора, позволяет осуществлять рискованные операции, снижает издержки бизнеса (например, не надо осуществлять отчисления на резервирование). Кроме того, они еще не успели приобрести плохой репутации. Последнее оказывается крайне важным конкурентным преимуществом для ТБ. Дело в том, что традиционные банки сыграли большую роль в подготовке первой волны финансового кризиса. В ходе и сразу же после кризиса они активно были замешаны в различных манипуляциях (например, ставками ЛИБОР, валютными курсами, ценами на золото и др.), а также в нарушениях законов (отмывание грязных денег, нарушение экономических санкций и т.п.). За все эти «грехи» банкам в настоящее время приходится расплачиваться миллиардными штрафами.
Впрочем, не следует думать, что традиционные банки и структуры ТБ — обязательно конкуренты. Нет. Часто структуры ТБ создают сами банки. Если и не создают, то все равно активно прибегают к услугам ТБ. Не следует думать также, что если структуры ТБ пока не стали объектами расследований и преследований, то они на фоне традиционных банков — «белые и пушистые». Нет, институты ТБ также «пускаются во все тяжкие». Просто они удобны банкам для выполнения разного рода «деликатных» задач. Власти разных стран достаточно толерантно относятся к ТБ. По той причине, что ТБ поддерживает хотя бы на минимуме реальную экономику. Традиционные банки это сегодня делают крайне неохотно. Очевидно, что одной рукой ТБ поддерживает экономику, а другой рукой он подготавливает условия для второй волны финансового кризиса. Разборки и громкие скандалы по поводу ТБ неизбежны. Но их время пока еще не пришло.
Все сказанное выше в полной мере применимо к Китаю. Согласно исследованиям Совета по финансовой стабильности (СФС), организации, созданной «Большой двадцаткой», Китай в 2013 году занимал третье место по масштабам операций ТБ после США (14 трлн долл.) и Великобритании (4,7 трлн долл.). Объем операций ТБ в Китае был оценен в 2,7 трлн долл. Впрочем, имеются и более высокие оценки масштабов ТБ в Китае. Данный сектор в Китае представлен такими неформальными кредиторами, как трастовые компании, инвестиционные фонды и лизинговые фирмы, которые берут средства у инвесторов, обещая им высокие прибыли, и кредитуют зачастую рискованные проекты. Обычные банки кредиты под такие проекты никогда не выдали бы.
В Китае имеется также «теневой банкинг» в узком смысле — как откровенно незаконная деятельность («отмывание» денег и другие операции по обслуживанию «теневой» экономики, вывод денег за границу в обход государственного контроля над трансграничным движением капитала и др.). Причем такой деятельностью могут заниматься как неформальные кредиторы, так и обычные банки. Для «белых» банков это нередко забалансовые, или подпольные операции, которые они скрывают от Народного банка Китая и Комиссии по регулированию банковской деятельности.
«Теневой банкинг» стал самой настоящей головной болью для партийного и государственного руководства Китая. Гонконгский журнал «Дунсян» в своём сентябрьском выпуске сообщил, что 2 сентября Госсовет КНР провёл третье в этом году собрание, посвящённое теневой деятельности банков — отмыванию денег и выводу денег за границу. На собрании присутствовали руководители Народного банка Китая, Министерства финансов, Комиссии по регулированию банковской системы, четырёх крупных государственных банков Китая и т.д. Вел собрание премьер-министр Ли Кэцян. Премьер заявил, что так называемые подпольные банки фактически являются секторами официальных финансовых учреждений страны, что об этом все знают, и это является очередным проявлением «коррумпированности и упадничества финансовой системы и правительства». Далее премьер потребовал объяснить, как получилось, что подпольные банки незаконно функционируют практически открыто и без каких-либо ограничений уже на протяжении 16 лет, начиная с 1999 года?
В статье также говорится, что в Китае, включая особые регионы Гонконг и Аомынь, теневые банки процветают. В 120 городах КНР функционирует более 3350 таких банков. В них задействовано от 120 до 150 тысяч сотрудников, прибыль от незаконного оборота денег в этих банках составляет от 4% до 15%. Подпольные китайские банки имеют тесные связи с государственными банками и заграничными финансовыми институтами и даже непосредственно подчиняются им.
Подпольные банки сейчас в основном занимаются незаконным выводом из страны денег. Выводятся как юани, так и иностранная валюта. Согласно оценкам, приведенным в гонконгском журнале, в период 2000—2004 гг. через подпольные банки в Китае было выведено от 450 до 800 миллиардов юаней (70−125 млрд долл.); в 2007—2012 гг. — 3 триллиона юаней (475 млрд долл.); в 2013—2014 гг. — 6 триллионов юаней (950 млрд долл.). Авторы статьи также сообщают, что в этом году за три недели, с 24 июля по 14 августа (время, когда на фондовом рынке страны начался обвал), из Китая за границу ушло более 824 миллиардов юаней (свыше 130 млрд долл.), причем 70% капитала было выведено через теневые банки.
Министерству общественной безопасности КНР летом этого года было поручено срочно разобраться с подпольными банками. Указанное ведомство на своём сайте 30 сентября 2015 г. отчиталось о борьбе с «теневыми банками» за два месяца (август и сентябрь): выявлено 37 теневых банков с незаконным оборотом средств на сумму 240 миллиардов юаней (38 млрд долл.), арестовано 75 человек.
На совещании Госсовета КНР от 2 сентября обсуждали лишь ту часть ТБ, которая связана с нарушением законов, представляющую откровенно криминальный бизнес. Но большая часть ТБ вполне легальна и респектабельна. Выше мы отметили, что по масштабам легального ТБ Китай уступает значительно США и Великобритании и сопоставим с Японией (по Стране восходящего солнца оценки оборотов ТБ сильно разнятся — от 2,5 до 6 трлн долл.). Но вот по темпам роста ТБ Китай опережал экономически развитые страны. Согласно оценкам The Financial Times (FT), в период 2008—2013 гг. объем операций «теневого банкинга» в Китае вырос примерно в четыре раза и достиг 20 трлн юаней. Это эквивалентно 3,2 трлн долл. и 40% ВВП Китая.
В 2013 году основные участники рынка ТБ — трасты — обладали активами с совокупным объемом около 1 трлн долл. По оценке KPMG, эти структуры обошли по объему активов местные страховые компании и стали вторыми по величине финансовыми институтами КНР после банков. Деньги в трасты несут простые граждане, равно как и «белые» банки. Примечательно, что сбор денег граждан в трасты осуществляется обычно в офисах обычных банков через своих агентов. Большинство клиентов являются неискушенными людьми и наивно полагают, что они сдают деньги в банки. То есть они рассчитывают на какие-то гарантии со стороны государства. Но это откровенный обман. В случае потери денег клиентами трастов банки и государство сделают удивленное лицо и скажут, что они никакого отношения к сделкам трастов с физическими лицами не имеют. Рано или поздно это произойдет, совокупные потери физических лиц — клиентов трастов будут измеряться сотнями миллиардов долларов.
Основными получателями кредитов трастов стали строительные компании и другие участники рынка недвижимости. Важная особенность китайских трастов — полнейшая непрозрачность операций. Никто толком не знает, куда и под залог чего инвестируются огромные суммы денег. Власти Китая сквозь пальцы смотрели на деятельность трастов и других организаций «теневого банкинга» по той причине, что они помогали наращивать рынок недвижимости и поддерживать высокие темпы экономического роста Китая.
В начале нынешнего года компания McKinsey Global Institute опубликовала исследовательский отчет о мировом долге и его структуре по странам и секторам. За период с 2007 года (накануне начала мирового финансового кризиса) до 2014 года мировой долг вырос на 57 трлн долларов и достиг величины 199 трлн долл. Примечательно, что почти 2/5 всего прироста мирового долга за указанный период пришлось на Китай. Совокупный долг Китая (все сектора экономики, включая сектор государственного управления) с 2007 года вырос в четыре раза — до 282% от ВВП. Относительный уровень совокупной задолженности Китая сегодня выше, чем у США и Германии. По мнению экспертов, это произошло из-за теневой банковской системы и неконтролируемого развития сектора недвижимости. По их мнению, около половины всей задолженности Китая, так или иначе, связано с рынком недвижимости, теневой банковской деятельностью и долгом местных властей (согласно некоторым оценкам, последний составляет более 3 трлн долл., он слабо отражается в официальной статистике, и его погашение весьма проблематично).
Сегодня власти Китая видят, что трасты и другие небанковские структуры превратились из фактора экономического роста в фактор экономической дестабилизации и предпринимают попытки ограничить «теневой банкинг». Пока у властей Китая успехи на этом направлении более чем скромные. ТБ по инерции продолжать надувать «пузырь» на китайском рынке недвижимости. «Схлопывание» «пузыря» может привести к тому, что китайская экономика впервые за несколько десятилетий может уйти в минусовую зону экономического роста и стать детонатором мирового кризиса. Для комфортного обслуживания совокупного китайского долга, который в конце текущего года приблизится к планке 300% ВВП, по мнению аналитиков рейтингового агентства Fitch, потребуются темпы прироста ВВП в 15%, а не нынешние официальные 7%.
Нерешительность Пекина в борьбе с ТБ легко объясняется: если власти начнут активно наводить порядок в секторе небанковского кредитования, то вместо ожидаемых 7% прироста ВВП Китай немедленно получит экономический обвал. Плюс к этому социальное возмущение десятков миллионов простых китайцев, которые потеряют свои вложения в трасты. Страна попала в «долговую ловушку».
ИА REGNUMhttp://regnum.ru/new...io/2003426.html


  • 0

#11 Обществовед

Обществовед

    Свой человек

  • Киберсанты
  • PipPipPipPipPip
  • 7 151 сообщений
4 256
Очень хороший
  • Страна, Город:
    Петербург
  • Пол:Мужчина

Отправлено 11 Ноябрь 2015 - 12:22


  • 1

Канал на ютюбе | http://www.youtube.com/user/rucommers
Заказать landing page | http://landing-page.rucommers.ru/

Продающий Landing page за 490р | http://landing-page....nding-page-buy/


#12 starik1972

starik1972

    Забанен

  • Заблокированные
  • PipPipPipPipPip
  • 1 010 сообщений
325
Очень хороший
  • Пол:Мужчина

Отправлено 17 Ноябрь 2015 - 06:35

Юань доллара не слаще
16-%D1%8E%D0%B0%D0%BD%D1%8C.jpg
Статья Виктории Фоменко на сайте Русская планета.
Уже в следующем году в Россию хлынет китайская валюта…
 
Банк России анонсировал выпуск облигаций федерального займа (ОФЗ), номинированных в юанях. Как рассказал первый зампред Центробанка Сергей Швецов, они появятся на долговом рынке в середине 2016 года. Правда, при условии «нормальной экономической конъюнктуры». Говоря по-простому, это означает, что государство будет брать в долг не только доллары и евро, как сейчас, но еще и юани, таким образом снижая зависимость национальной экономики от западных валют и кредитов.
Долларовый перекос
Россия занимает 9-ю строчку в рейтинге импортеров товаров из КНР, однако при этом находится лишь на 29-м месте по объемам платежей в национальных валютах среди китайских партнеров. По данным за 2014 год, оборот двусторонней торговли составил $95,28 млрд, но только 7% суммы было выплачено в национальных валютах.
Естественно, Пекин, рассматривающий Москву в качестве стратегического партнера, не очень доволен подобным качеством двусторонней торговли. «Мы можем говорить о небольшом несоответствии между уровнем развития отношений между странами и уровнем расчетов в национальных валютах», — с китайской прямотой прокомментировал ситуацию президент российского отделения Bank of China Чжао Ляньцзе. Чтобы обеспечить обоюдную торговлю достаточным количеством платежных средств, в декабре 2014-го Банк России и Народный банк Китая подписали соглашение о свопах — обмене национальных валют: 150 млрд юаней на 851 млрд рублей. Примечательно, что Китай не стал требовать пересмотра соглашения даже на фоне прошлогоднего обвала рубля; в результате мы получили китайскую валюту по курсу 5,67 рубля за юань, тогда как рыночный курс «китайца» на момент совершения сделок перевалил за 10 рублей.
Китайский интерес
Для КНР выдавливание американской валюты из торговли с РФ важно по двум причинам. Во-первых, Пекин является крупнейшим владельцем долларовых активов, а потому в получении и в дальнейшем за свои товары ничем не обеспеченной американской бумаги совершенно не заинтересован. Во-вторых, Китай намерен добиться укрепления юаня и включения его в число мировых резервных валют. Работа в этом направлении уже ведется, причем весьма интенсивно: буквально за день до объявления о выпуске Россией юаневых облигаций Центральный комитет Компартии Китая сообщил, что в ближайшую пятилетку откроет частный доступ к своим рынкам капитала. К 2020 году власти КНР проведут либерализацию финансовой системы, отменят имеющиеся квоты на приобретение китайских активов иностранными инвесторами, а заодно примут и другие меры, позволяющие сделать китайскую экономику привлекательной для зарубежных инвестиций. Юань же в результате реформ получит статус валюты, конвертируемой по капитальному счету: это одно из главных требований, выдвинутых МВФ для внесения юаня в корзину резервных валют.


 

До сих пор свободный обмен юаня на иностранные денежные знаки в материковом Китае находился под запретом. Чтобы купить юани, мало предъявить паспорт или удостоверение личности, необходимы также документы, подтверждающие, например, поставку товаров.



 

Для России замещение юанем американской валюты выгодно по тем же причинам: освобождение экономики от долларовой зависимости и развитие отношений со стратегическим партнером, не склонным к продвижению «демократии» и прочим актам геополитического вредительства. К тому же торговля со странами Азиатско-Тихоокеанского региона может удовлетворить до 40% наших внешнеторговых потребностей.
С одной стороны, в условиях санкций и активных попыток США манипулировать торговыми отношениями между Россией и другими (как европейскими, так и азиатскими) странами заручиться таким надежным поставщиком, как Китай, казалось бы, нам не повредит. С другой, вместо того чтобы ловить момент и развивать собственное производство, превращаясь из импортера в экспортера и стремясь к самодостаточности, РФ рискует просто-напросто сменить одну зависимость на другую. И не факт, что китайские правила в итоге окажутся для нас лучше, чем американские.
Все это означает, что до середины 2016-го, когда юаневые ОФЗ увидят свет, нашим властям предстоит решить ряд стратегически важных вопросов.
У каждого свой бизнес
В пользу того, что России стоит с оглядкой относиться к экспансии юаня, говорят и многочисленные примеры не самого удачного российско-китайского сотрудничества за минувшие несколько лет. Во-первых, наше законодательство слабо стыкуется с китайской практикой государственно-частного партнерства, а во-вторых, китайский менталитет плохо сочетается с традиционными для современной России методами ведения бизнеса.
Ярким примером неготовности к взаимовыгодному партнерству стала подготовка строительства моста через Керченский пролив: китайцы предлагали построить его за $2 млрд, однако их смета оказалась слишком экономной и прозрачной, а потому не устроила отечественных чиновников. В результате мост теперь строится своими силами и обойдется на полтора миллиарда долларов дороже.
Еще одним не очень радостным примером двустороннего сотрудничества стал договор о совместном финансировании прокладки высокоскоростной железнодорожной магистрали Москва — Казань, которая в перспективе может дотянуться до Пекина. Китайцам удалось продавить пункт о том, что строительство будет вестись с использованием их оборудования. В результате российская машиностроительная промышленность лишилась гигантского рынка сбыта, а китайцы, обеспечив интересы своих производителей, даже перестали настаивать на определении четких сроков окупаемости магистрали.
Это, кстати, яркий пример того, как легко мы готовы «сдать» собственное производство на радость иностранным партнерам. Кто сказал, что наши торговые отношения с Поднебесной, которые должны значительно расшириться после выпуска российских облигаций в юанях, будут развиваться иначе? Если Китай и правда готов обеспечить РФ почти половину от ее совокупного импорта, то мы, в свою очередь, мало что может предложить КНР — электроэнергию, лес, продукцию оборонного комплекса. При таких условиях расширение торговых отношений будет означать лишь еще большие объемы китайских товаров на наших рынках и в лучшем случае незначительное увеличение экспорта российских энергоносителей и ресурсов в КНР. Собственно, примерно так и выглядели в последнее время наши торговые отношения с Западом. Чем они обернулись, напоминать излишне.
Новая индустриализация, и никаких гвоздей
Конечно, это не значит, что надо срочно разрывать отношения с Пекином и дружить против всех. Дружить надо, прежде всего, со здравым смыслом, а он подсказывает, что эпохальная смена экономических приоритетов не должна превратиться в очередную операцию «Имитация» по схеме «шило на мыло». Развитие экономических отношений с КНР, безусловно, благо для нашей страны, нахлебавшейся и лукавого либерализма, и партнерских отношений с любителями поиграть в санкции. Однако если российские монетарные власти не сделают выводов из экономической политики последних 15 лет и продолжат заниматься «кудриномикой», теперь уже на китайские деньги, страна останется с той же сырьевой зависимостью, неустойчивой валютой и в перманентном кризисе.
Последние события более чем наглядно продемонстрировали, что тянуться к тому или иному центру силы — заведомо проигрышный для нас вариант, а значит, надо создавать такой центр в своей стране, в своей экономике, на основе национальной валюты.
Сможет ли рубль стать полноценной твердой валютой? Сможет. Только если его будут подпирать работающая промышленность и развитое сельское хозяйство, а не миллиардные накопления в чужих валютах, будь то доллары или юани. Займы, полученные в КНР, окажутся неплохим подспорьем для развития китайского направления российской внешней торговли. Но обеспечить стратегическое развитие страны могут только российские власти, а потому неплохо бы позаимствовать у Китая не только деньги, но и идеи по развитию собственного производства.
http://rusplt.ru/pol...sche-19646.html


  • 0

#13 starik1972

starik1972

    Забанен

  • Заблокированные
  • PipPipPipPipPip
  • 1 010 сообщений
325
Очень хороший
  • Пол:Мужчина

Отправлено 11 Декабрь 2015 - 17:40

08-%D0%B4-%D1%8E.jpg

Доллар и юань. Два варианта валютной политики Китая

В валютной политике двух крупнейших экономических держав – США и Китая – можно усмотреть немало парадоксального и противоречивого. США, например, обвиняют Китай в том, что тот занижает курс юаня и тем самым искусственно стимулирует экспорт…
 
 
…Однако задумаемся: за счет чего Китаю удается занижать курс национальной денежной единицы? Ответ очевиден: за счет валютных интервенций Народного банка Китая. Чем активнее Центробанк Китая скупает на валютном рынке доллары, тем, соответственно, выше курс «зеленого» по отношению к юаню и тем ниже курс юаня по отношению к «зеленому». Разве США не заинтересованы в том, чтобы Народный банк Китая закупал продукцию печатного станка ФРС? Если Китай возьмет курс на повышение курса юаня, тогда возникнет проблема с дальнейшей реализацией «зеленой продукции». А для паразитического американского капитализма прекращение спроса на «зеленую продукцию» ФРС смерти подобно. То есть Америка недовольна и в том случае, когда Пекин играет на понижение своей валюты, и в том случае, когда он ее укрепляет или, по крайней мере, поддерживает на плаву.
 
Точно так же Китай недоволен как тем, что Вашингтон на протяжении ряда лет проводил политику количественных смягчений, ослаблявшую доллар США и укреплявшую юань по отношению к американской валюте, так и тем, что Вашингтон свернул программу количественных смягчений и собирается впервые за несколько лет поднять учетную ставку ФРС. В первом случае подрываются позиции китайских экспортеров, ориентированных на рынок США. Во втором случае возникает угроза мощного оттока капитала из Китая. Впрочем, ставка ФРС еще не поднята (ее повышения ожидают в самое ближайшее время), а капитал из Китая уже бежит в направлении Америки. Планы Пекина по интернационализации юаня могут быть сорваны.
 
Такой парадоксальный «валютный дуализм» Вашингтона и Пекина объясняется тем, что оба государства пытаются совместить в своей валютной политике противоположные задачи. Они хотят обеспечить своим экспортерам благоприятные позиции на мировых товарных рынках и одновременно создать крепкие позиции на мировом рынке капитала. Для решения первой задачи нужно снижение валютного курса своей денежной единицы, для достижения второй задачи – укрепление.
 
Если посмотреть на реальную валютную политику США, абстрагируясь от конъюнктурных заявлений американских чиновников, то очевидно, что Вашингтон проводил и продолжает проводить долгосрочный курс на крепкий доллар. Если бы было иначе, мировая долларовая система давно бы уже рухнула. А возмущенные заявления Вашингтона насчет того, что Китай проводит курс на занижение курса своей валюты («валютный демпинг»), носят в основном политический характер. Это одно из традиционных, хорошо отработанных средств давления США на Пекин. Вашингтон гораздо больше боится курса Пекина на укрепление юаня. Ибо этот курс будет подрывать мировую систему доллара, которую США выстраивали на протяжении всего ХХ века, организовав для этого две мировые войны. Таким образом, у США «валютный дуализм» существует лишь в риторике американских политиков, реальная валютная политика Вашингтона нацелена на ослабление других валют по отношению к доллару.
 
Тактически США может пойти на временное укрепление других валют. Но только на временное. И только такое, которое нужно Вашингтону. Яркий пример – известное «соглашение Плаза» в 1985 году. Тогда Вашингтон добился от Токио поднятия курса иены. Это повышение было роковым для Японии: экспорт товаров Страны восходящего солнца стал падать, что нанесло удар по всей экономике. «Соглашение Плаза» поставило крест на так называемом японском экономическом чуде. Иена, которую еще в 70-е годы прошлого века называли конкурентом доллара, окончательно закатилась. Дядя Сэм великодушно разрешил иене сохранить статус резервной валюты, оставив ее в «валютной корзине» МВФ. Она стала чем-то наподобие музейного экспоната. Впрочем, экспоната поучительного.
 
Если же обратиться к Китаю, то «валютный дуализм» в политике Пекина — не оптический обман, как в случае с Вашингтоном.
 
На протяжении нескольких десятилетий Китай наращивал свой товарный экспорт, завоевывая мировые рынки и став на сегодняшний день экспортером №1. Благодаря экспорту Китай стал ведущей экономической державой мира, если оценивать валовой внутренний продукт страны по паритету покупательной способности юаня по отношению к доллару. Так называемое китайское экономическое чудо — результат действия нескольких факторов: низкие издержки на рабочую силу, торговый режим особого благоприятствования со стороны США и других стран Запада (что было обусловлено геополитическими планами Запада в отношении Китая), заниженный курс китайской валюты.
 
Нас интересует последний из названных факторов. В политике валютного курса юаня на протяжении последних десятилетий можно выделить четыре основных периода.
 
Первый период. С начала 1980-х гг. до 1994 года. Неуклонное снижение курса юаня по отношению к доллару США. Наиболее резким было снижение курса юаня в 1994 году, когда он обесценился на треть по сравнению с предыдущим годом. В целом за период 1981 – 1994 гг. номинальный валютный курс юаня упал на 80%. В начале периода 100 долларов США обменивались на 170,80 юаней, в конце периода – на 861,87 юаней (среднегодовые значения курса).
 
Второй период. 1994-1997 гг. Некоторое (примерно на 4%) повышение курса юаня.
 
Третий период. 1998-2004 гг. Стабильный (фактически фиксированный) курс юаня. Он составлял около 827 юаней за 100 долларов США.
 
Четвертый период. С 2005 г. по настоящее время. Постепенное повышение курса юаня. В начале периода среднегодовое значение курса было 835,10 юаней за 100 долларов США, а в 2014 году – 614,28 юаней. За десятилетний период произошло удорожание юаня к доллару примерно на 35%.
 
В целом за период 1981- 2014 гг. юань обесценился почти на три четверти (на 72,3%), причём процесс обесценения юаня закончился более 20 лет назад. Примечательно, что на фоне этого реального укрепления юаня Вашингтон продолжал твердить о «недооцененном» юане. Более того, укреплению юаня в немалой степени невольно способствовал сам Вашингтон. В ходе финансового кризиса ФРС и Казначейство США осуществляли громадные долларовые вливания в банковскую систему, что способствовало обесценению доллара. После финансового кризиса в США была запущена программа количественных смягчений, которая продолжала ослаблять зеленую валюту. Таким образом, некоторый вклад в укрепление юаня можно считать заслугой американских денежных властей.
 
В течение последнего года в поддержании юаня активно стали участвовать денежные власти Китая. Их задача состояла даже не в том, чтобы укреплять свою денежную единицу, а в том, чтобы не допустить ее падения. Уже в начале прошлого года ФРС США стала намекать, что программа количественных смягчений в Америке будет сворачиваться. Это было сигналом к тому, что период некоторого вынужденного ослабления доллара заканчивается и скоро начнется его укрепление. Еще до этого сигнала обозначился разворот мировых потоков капитала в сторону США — движение капитала из периферии мирового капитализма в сторону Америки. Это напрямую затронуло Китай. В силу несовершенства китайской статистики, трудно сказать, каковы были масштабы оттока капитала из Китая в прошлом году. Летом этого года СМИ писали о «пугающе большом» оттоке капитала из Китая в 2014 году на уровне 800 млрд. долл. По-видимому, это всё же завышенная цифра, но даже если взять половину от нее, нельзя не признать, что это серьезный фактор подрыва валютного курса юаня. По оценкам Минфина США, отток капитала из Китая за первые восемь месяцев текущего года составил еще 500 млрд. долл.
 
Все это было некстати Пекину, который в течение последнего года целенаправленно боролся за придание юаню статуса официальной резервной валюты. Для этого денежные власти Китая, начиная с середины прошлого года, стали активно проводить валютные интервенции, щедро тратя на это свои международные резервы. Как известно, летом 2014 года Китай поставил мировой рекорд по накоплению таких резервов, достигнув планки в 4 триллиона долларов. А после этого он начал их «палить». Согласно последним данным (на конец октября 2015 года), международные резервы Китая опустились до 3,5 трлн. долл. За год с небольшим Китаю пришлось «спалить» полтриллиона долларов. Игра была очень рискованная, затраты могли не окупиться. Но, к счастью для Пекина, в последний день ноября Совет директоров МВФ все-таки принял решение о включении юаня в корзину резервных валют Фонда.
 
Я не исключаю, что временный позитивный эффект от получения юанем статуса резервной валюты китайская экономика получить может. Часть инвесторов, вероятно, вложится в юаневые активы, проводя валютную диверсификацию своих инвестиционных портфелей. Однако вряд ли найдутся инвесторы, которые полностью уйдут в юань. Ряд событий уходящего года, скорее всего, будет охлаждать пыл инвесторов. Отметим два из них.
 
Во-первых, резкое проседание фондового рынка Китая летом этого года, когда правительству удалось купировать развитие масштабного кризиса благодаря введению жестких административных мер (типа моратория на операции с ценными бумагами) и бюджетных вливаний для поддержания тех участников рынка, которые являются стратегически важными для китайской экономики.
 
Во-вторых, так называемая девальвация китайского юаня, которая произошла в августе сего года. Тогда в течение одного дня имело место рекордное за 20 лет проседание валютного курса юаня (почти на 2%). Западные СМИ поспешили заявить, что Пекин начинает валютную войну. Конечно, никакой валютной войны Китай начинать не собирался. Скорее, это был досадный сбой со стороны денежных властей Китая, которые, несмотря на валютные интервенции, не смогли обеспечить поддержание имиджа юаня накануне судьбоносного решения вопроса о его резервном статусе.
 
У Китая накопилось немало проблем, которые с помощью превращения юаня в резервную валюту не решить. Это, во-первых, сохранение пузырей на фондовом рынке Китая. Во-вторых, большие долги разных секторов экономики. В-третьих, наличие громадного сектора теневого банкинга. В-четвертых, повышение стоимости рабочей силы в Китае. Плюс к этому ожидаемое повышение процентной ставки ФРС, что лишь ускорит бегство капитала из Китая. Если валютная звезда под названием «иена» поднималась на мировом небосклоне в течение многих лет (до 1986 года), то валютная звезда «юань» может упасть вскоре же после взлета.
 
Китаю в ближайшее время предстоит определиться со своей валютной политикой. В стране идут дискуссии на этот счёт, и здесь можно выделить два основных направления.
 
Сторонники одного направления настаивают на продолжении нынешней политики сдерживания роста курса китайской валюты, то есть на дальнейшем развитии китайской экономики за счет форсирования экспорта.
 
Сторонники другого направления ратуют за то, чтобы укреплять валютный курс юаня, превращая его в международную валюту, переходя постепенно от международной торговли к международным операциям с капиталом. Обе концепции уязвимы. В конце октября 2015 года в Китае прошел V пленум ЦК Коммунистической партии Китая (КПК), на котором был одобрен 13-й пятилетний план социально-экономического развития КНР на период 2016 – 2020 гг. Внимательное изучение этого 100-страничного документа показывает, что концепция нового пятилетнего плана представляет собой некое сочетание точек зрения сторонников первого и второго направлений. При таком «управлении автомобилем в четыре руки» риски чрезвычайно высоки.
 
Вместе с тем в Китае есть группа политиков и экономистов, которые предлагают третий вариант решения финансово-экономических проблем страны. Условно их можно назвать группой «ортодоксальных коммунистов», которые напоминают об опыте экономического строительства в первое десятилетие существования КНР, а также об опыте СССР. В части валютно-финансовых вопросов они выступают за полный запрет на допуск иностранного капитала в банковский сектор Китая, отмену свободного трансграничного движения капитала, установление государственной валютной монополии, использование юаня лишь в качестве внутренней денежной единицы, установление фиксированного валютного курса юаня.
 

KATASONOV.jpeg

Комментарий от В.Ю.Катасонова: Китай и юань в финансовом мире

Вопрос от Редакции: Валентин Юрьевич, каковы, на Ваш взгляд, планы и перспективы Китая (юаня) по выходу на мировые финансовые орбиты? Сможет ли Китай сконструировать альтернативную финансовую структуру?
 
 
Наиболее значимым для Китая сегодня является Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, в котором он имеет, образно выражаясь, «контрольный пакет акций», т.е. его позиция в этом банке даже прочнее, чем позиция США в Международном валютном фонде или Международном банке реконструкции и развития на момент их создания. Интересно и то, что хотя банк называется «Азиатским», в нём около 20 стран, не относящихся к азиатскому региону. И не исключаю, что в какой-то момент этот банка будет переименован и первое слово «Азиатский» просто исчезнет. Для Соединённых Штатов вступление в АБИИ Великобритании было настоящим ударом, поскольку, по моим данным Лондон даже не консультировался с Вашингтоном, принял самостоятельное решение о членстве в Азиатском банке инфраструктурных инвестиций. И пусть удельный вес этих стран в АБИИ невелик, знаменательно то, что с Вашингтоном впервые за несколько десятилетий не проконсультировались, не посоветовались.
 
Видно невооружённым глазом, что США постепенно сдают свои позиции, и я не исключаю, что этот процесс будет ускоряться.  Есть даже некоторые признаки того, что Соединённые Штаты теряют вес даже в таких традиционных вотчинах, как МБРР и МВФ. Такой, казалось бы, мелкий пример, как украинский долг Российской Федерации, показывает ту же тенденцию. Долго обсуждался вопрос, каков же статус этого долга – суверенный или частный. Мы настаивали на том, что он суверенный, Яценюк же неоднократно заявлял, что он коммерческий, или частный – соответственно, Россия должна присоединиться к реструктуризации большей части долга – той реструктуризации, которая проводилась летом и, с точки зрения Киева, завершилась удачно, или Киев использует закон о моратории и вообще ничего платить не будет. МВФ несколько месяцев хранил полное молчание, но в начале нынешнего года несколько легкомысленно заявил, что тут спора нет – очевидно, что долг суверенный. Но когда Яценюк начал озвучивать то, что ему вкладывал в уста дядя Сэм, то в МВФ, видимо, тоже сообразили, что вопрос не настолько простой. Но в ноябре МВФ всё же вынес решение о том, что это суверенный долг – и это щелчок по носу дяде Сэму. И второй такой же щелчок по носу – это то, что Совет директоров МВФ проголосовал за придание юаню статуса резервной валюты. До конца лета 2015 года американское казначейство, Белый дом говорили однозначно, что юань не отвечает критериям резервной валюты и будут голосовать против.Итак, всё это, казалось бы, мелкие признаки, но их набирается всё больше.
 
Что касается других китайских инициатив по участию в международных финансовых организациях, то, скажем, вступление в ЕБРР – это манёвр по занятию точки, с которой удобно наблюдать за тем, что происходит в Европе. Банк БРИКС – это пока некий пиар-проект. В отличие от Азиатского Банка инфраструктурных инвестиций, он создаётся очень медленно. Я помню, что впервые идея создания такого банка прозвучала в 2012 году — были разговоры, но не было конкретных дел. Дела начались лишь в прошлом, 2014 году, когда обострилась ситуация в МВФ, когда Вашингтон в очередной раз отказался от ратификации решения Совета директоров МВФ относительно корректировки квот. В общем, это была пиар-акция во время саммита БРИКС в Бразилии – они сплотились и дружно сказали, что начинают создание своего Банка БРИКС. Он создаётся не потому, что есть некие внутренние побуждения, а, скорее, под влиянием внешних обстоятельств. Капитализация этого Банка очень незначительна, а разногласия достаточно серьёзны, хотя наши СМИ их не особо афишируют. Скажем, были споры по поводу того, где будет располагаться штаб-квартира Банка. Сам процесс капитализации Банка растягивается на несколько лет. Если НБР БРИКС и является угрозой, то лишь потенциально – если реформирование МВФ зайдёт в тупик, а я не исключаю, что МВФ прикажет долго жить – тогда, возможно, эта площадка Банка БРИКС будет использована для устройства чего-то альтернативного. Такой площадкой может стать и АБИИ, причём с гораздо большей вероятностью.
 
Вероятно, есть какие-то закулисные договорённости – не исключаю, что договорённости Китая с Великобританией, потому что связи между ними существовали всегда. Гонконг и некоторые другие территории всегда были подконтрольны Великобритании. Даже в годы Культурной революции (это 60-е годы) всё равно контакты Пекина с Лондоном существовали. Причём эти контакты шли мимо Вашингтона, что его, несомненно, раздражало.
 
Фактически, когда мы говорим «Лондон», мы подразумеваем «Ротшильды»; есть немало признаков того, что это не просто обезличенный Лондон, а, действительно, клан Ротшильдов. Без посторонней помощи Китай не смог бы так нарастить свои золотые запасы. Это только так кажется: есть у тебя валюта, выходи на мировой рынок, покупай золото. Нет, всё сложнее. То есть у Китая был режим набольшего благоприятствования. Отчасти этот режим в 80-е годы создавали сами Соединённые Штаты, на то были причины геополитического характера, ну а потом подключились Ротшильды, потому что если у клана Рокфеллеров есть собственный пространственный базис – США, то у Ротшильдов с этим хуже. Поэтому, с моей точки зрения, Китай и стал рассматриваться Ротшильдами как некий пространственный базис, на который могли бы опереться современные Ротшильды.
 
Что касается юаня – то, полагаю, пока на высокие орбиты он выйти не сможет. У нас очень много публикаций, статей, заметок по поводу юаня, создаётся впечатление, что юань заполонил весь мир, но это не более чем субъективное впечатление, потому что если мы посмотрим на долю юаня в некоторых показателях, то они пока скромные. Например, доля юаня в торговых расчётах – хотя по некоторым оценкам, она существенна, более 10%, но это только потому, что доля самого Китая в торговле велика, и часть его торговли ведётся в юанях. Намного слабее позиции Китая по валовым платежам и расчётам, связанным, в том числе, с движением капитала. И хотя по данным SWIFT юань вышел на 4 место, но доля его всё равно достаточно скромная, меньше 3%. Доля юаня в международных резервах? Никто этого толком не знает, потому что Международный валютный фонд разрешает странам-членам не раскрывать полностью валютную структуру своих резервов. Есть заявления многих стран, что они включают юань в свои резервы, но не сообщают, в каких объёмах. По некоторым экспертным оценкам, доля юаня в совокупных резервах составляет около 1%.
 
Сегодня юань оказался на очередной развилке, на которой Китай не может принять решения, за каким зайцем ему бежать. С одной стороны, нужно продолжать курса на если не снижение валютного курса юаня, то хотя бы на торможение его роста для того, чтобы стимулировать товарный экспорт. С другой стороны, если они будут сдерживать или опускать валютный курс юаня, то как же ему выполнять функции международной валюты? Аксиома: валюта по-настоящему становится международной в том случае, если у неё высокий курс по отношению к другим валютам, причём с увеличивающимся разрывом.
 
Иногда люди, читающие множество статей по американскому доллару, не могут сориентироваться в трёх соснах – какой доллар всё-таки нужен Вашингтону – крепкий, растущий или слабый, падающий? Ответ однозначный: им нужен крепкий, растущий доллар. Отсюда этот самый феномен валютных войн. Валютные войны я называю тараканьими бегами – то есть хотят того страны или нет, они работают на укрепление американского доллара, потому что валютные войны – это сознательное снижение валютного курса или, по крайней мере, торможение роста валютного курса национальных денежных единиц.
 
Возвращаясь к юаню, скажу, что он вряд ли будет расти, потому что растущий юань означает, что Китай должен будет делать ставку не на торговлю, а на операции с капиталом. Он этого пока делать не может, потому что он не управляет потоками капитала, о чём свидетельствует, в частности, то, что, по британским оценкам, в прошлом году отток капитала из Китая составил 800 млрд – хотя и говорят, что это завышенные данные. Можно, конечно, смотреть статистику платёжного баланса Китая – но «Восток – дело тонкое», и я не слишком доверяю китайской статистике, но то, что, по крайней мере, полтриллиона долларов в прошлом году утекло – это медицинский факт, в этом году за первые 8 месяцев утекло ещё полтриллиона. А чистый отток капитала ослабляет платёжный баланс и, соответственно, ослабляет валюту. И здесь Китай показывает неспособность управления потоками капитала. Впрочем, Китай до конца не снял валютные ограничения на трансграничное движение капитала – точнее, сохранил большую часть этих ограничений – но он всё равно не в состоянии контролировать отток капитала. Капитал уходит не только по легальным, но и по теневым каналам.
 
Соединённые Штаты пока остаются магнитом. Отчасти имело место некоторое повышение курса юаня за последние годы – но это заслуга не Китая, а денежных властей Соединённых Штатов, которые проводили программу количественных смягчений, которая ослабляла доллар и лишала душевного спокойствия некоторых американских политиков, говоривших, что нельзя слишком долго играть на понижение доллара. То, что доллар должен быть крепкой валютой, не означает, что Вашингтон не будет прибегать к тактическому понижению курса валюты. Но слишком затянулось это понижение курса доллара, и сейчас оно заканчивается. Хотя учётная ставка ФРС пока не поднята, одни разговоры о том, что она будет поднята, серьёзно влияют на направление капитальных потоков в мире. Капиталы уходят из Китая, из Индии, из России, так что США пока остаются магнитом. И если этот магнит начнут действительно включать, то, боюсь, китайский юань опять уйдёт вниз и будет резервной валютой только на бумаге, но не в реальной жизни.

  • 0

#14 starik1972

starik1972

    Забанен

  • Заблокированные
  • PipPipPipPipPip
  • 1 010 сообщений
325
Очень хороший
  • Пол:Мужчина

Отправлено 25 Декабрь 2015 - 12:01

Китай приценивается к России

17-%D0%BA%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%B91.jpg

Мнения экспертов в материале Андрея Полунина на сайте Свободная пресса. 
 
Поможет ли отечественной экономике либерализация торговли в рамках ШОС?
 
/ Иллюстрация: Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев и премьер Государственного совета Китайской Народной Республики Ли Кэцян (слева направо на первом плане) (Фото: Екатерина Штукина/ пресс-служба правительства РФ/ ТАСС) /
 
 
Китай предложил создать зону свободной торговли в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Об этом во вторник, 15 декабря, сообщил премьер Госсовета КНР Ли Кэцян на расширенном заседании Совета глав правительств государств-членов ШОС. Напомним, что Россию в Чжэнчжоу представляет Дмитрий Медведев, который находится в Китае с четырехдневным визитом.
 
«Только что в ходе заседания в узком составе мы договорились, что дадим поручение министрам торговли и экономики выработать серьезные конкретные меры по созданию зоны свободной торговли в рамках ШОС, создать более благоприятные условия для развития торговли», — сказал Ли Кэцян.
 
Он напомнил, что в рамках ШОС уже создана специальная рабочая группа по упрощению условий торговли, а также призвал приложить усилия к совместной работе в этом направлении, чтобы к 2020 году перейти к свободному перемещению товаров, капиталов, услуг и технологий между странами-участницами ШОС.
 
«Мы также должны находить новые формы торговли. Предлагаю как можно быстрее создать торгово-промышленную ассоциацию по электронной торговле в ШОС, предоставить предприятиям стран-участниц ШОС условия для оперативных трансграничных операций», — добавил премьер Госсовета КНР.
 
С одной стороны, России на руку перспектива снятия барьеров в торговле с Китаем. Нашей двусторонней торговле явно необходим толчок: по данным Минэкономики РФ, в первом квартале 2015 года товарооборот между Китаем и РФ уменьшился на 33,6%, во втором — на 27,1% по сравнению с аналогичными периодами прошлого года. Ожидается, что к концу текущего года товарооборот будет колебаться в районе $ 67 млрд. А ведь еще в мае 2014 года президент РФ Владимир Путин заявлял, что Россия и Китай планируют увеличить этот показатель до $ 200 млрд.
 
Сжатие торговли, по материалам Минэкономики, вызвано «падением покупательной способности российских потребителей» из-за обесценения рубля. Однако, судя по тренду на снижение нефтяных цен, российская валюта укрепится не скоро. В этой ситуации снижение пошлин на китайские товары действительно выглядит панацеей.
 
С другой стороны, оказаться в одной «свободной зоне» с Китаем довольно рискованно. Пекин уже сегодня активно пользуется тяжелой российской ситуацией. Доказательство тому — крайне невыгодный для РФ меморандум о поставках зерна из России в Китай. Как уверяют эксперты, подобных невыгодных условий Пекин не выставил ни одному другому экспортеру.
 
Проблемы сопровождают и продажу Китаю 9,9% в проекте «Ямал-СПГ» — предположительно по вине китайской стороны. Сделка между «Новатэком» и китайским Фондом Шелкового пути (SFR) до сих пор не закрыта из-за желания Пекина изменить условия контракта.
 
Словом, Китай явно не собирается выступать в роли спасителя России. Его задача — хорошо на нас заработать. Стоит ли в такой ситуации играть поддерживать идею Пекина о создании зоны свободной торговли?
 
— На этот вопрос нет однозначного ответа, поскольку современный экономический мир не делится только на «черное» или «белое», — считает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — С одной стороны, мы не можем не искать путей экономического выхода в Азиатско-Тихоокеанский регион. Хотя бы потому, что это регион минимум до середины XXI века будет нервным узлом мировой экономики с жесткой международной конкуренцией. Не стоит забывать, что в АТР, кроме Китая, действуют такие игроки как Индия, страны АСЕАН, США, Австралия и Япония.
 
Поэтому «китаецентризм» в нашем развороте на Восток едва ли уместен. Но чего точно не стоит делать — это обижаться на китайцев за то, что они используют наше нынешнее тяжелое положение для своих выгод. Это не вполне по-взрослому. Так устроен экономический и политический мир: конкуренция всех со всеми остается, несмотря на различные формулы стратегического партнерства.
 
Все сказанное относится и к новой китайской инициативе о создании в рамках ШОС зоны свободной торговли. На мой взгляд, на сегодня это лишь политическая декларация, которую еще необходимо наполнять конкретным содержанием, и путь до этого неблизкий.
 
Пока Россия и Китай примериваются к компромиссным решениям. Пекин, на мой взгляд, готов приспосабливать свой аморфный план о строительстве Нового Шелкового пути к обстоятельствам, которые возникают. Логика китайцев такая: Новый Шелковый путь — это вызов, и посмотрим, что на него ответят партнеры. Контрпредложения России о создании Евразийского экономического пространства — как раз способ скорректировать планы Пекина и заявить о российских интересах.
 
Я бы сказал, между Пекином и Москвой идет концептуальный «идеологический пинг-понг» по обустройству огромного Евразийского пространства.
 
«СП»: — В чем идеологическая подоплека предложения о создании ЗСТ в рамках ШОС?
 
— Китай не оставляет усилий закрепиться в ШОС в качестве ведущей страны. Понятно, что РФ следует относиться к таким устремлениям КНР с осторожностью. Поэтому я не исключаю, что мы выдвинем новое контрпредложение на пекинскую инициативу.
 
Надо, кроме того, понимать: зона свободной торговли — это уже вполне конкретная и понятная для стран-членов ШОС форма сотрудничества. Да, движение в этом направлении связано с большим объемом переговоров, выяснению мер содействия взаимным инвестициям, а также выравниванию регулятивных мер в рамках национальных границ. Тем не менее, первые шаги к созданию такой зоны понятны, и они предполагают, прежде всего, отмену таможенных пошлин.
 
«СП»: — Насколько реально построить такую зону к 2020 году?
 
— Тут нужно все тщательно считать, и не только России, но и другим игрокам. Именно поэтому введение ЗСТ в рамках ШОС к 2020 году представляется нереальным.
 
Но с точки зрения Китая, установление такого срока вполне объяснимо: в 2020-м заканчивается очередная китайская пятилетка. Между тем, одно из стратегических направлений деятельности китайского руководства — это продвижение юаня до статуса настоящей резервной валюты, а не просто валюты, входящей в корзину резервных валют МВФ. Это значит, что Китай должен снять последние валютные ограничения на трансграничное движение капиталов.
 
Если Пекин сделает юань реальной резервной валютой, и при этом построит зону свободной торговли в рамках ШОС — это де-факто обеспечит Китаю позиции глобальной державы, которая выходит во внешний мир.
 
«СП»: — Какое место в этой зоне свободной торговли может занять Россия?
 
— Это зависит от того, насколько будущая экономическая модель российской экономики будет убедительной и привлекательной для внешнеторговых партнеров и инвесторов.
 
Что касается китайской экономической модели — у нее много минусов: большие социально-политические риски, огромная долговая нагрузка, перекосы в финансовой системе. Тем не менее, для большинства игроков эта модель понятна — она дает ответ на вопрос, куда Китай будет двигаться.
 
А вот российская экономическая модель — до сих пор terra incognita. Хотя вполне возможно, что 2016-й год, уже перегруженный внешними шоками и нарастающими дисбалансами в бюджетной системе, станет моментом истины: российское руководство, наконец, приступит к структурным реформам в экономике.
 
«СП»: — Если в нынешней ситуации мы введем ЗСТ с Китаем, как это будет выглядеть? Как засилье китайских товаров в начале 1990-х?
 
— Не только китайских, но и вьетнамских. Для нас это, естественно, вызов. И чтобы противостоять ему, нужно принимать решение по структурной трансформации российской экономики. Нужно понять, где мы можем быть конкурентоспособными, а где нам придется — извините — уступать.
 
Я, например, считаю, из сегодняшнего ТЭКа может вырасти несколько очень серьезных отраслей. Прежде всего, нефтегазохимия и современный химический комплекс, который даст возможность создавать принципиально новые материалы. Это сулит революцию в материаловедении, и влечет за собой новый технологический уклад. А дальше, на основе нефтехимического комплекса, мы можем развивать биохимию, биотехнологии и национальную фармацевтику.
 
Это не просто способ избавится от «ресурсного проклятия» — это необходимая стратегия развития. Нам пора осознать, что в глобальной экономике не может играть ведущую роль страна, которая просто добывает и продает нефть и газ.
 
Естественно, нам необходимо удерживать позиции в авиакосмической отрасли, и обязательно развивать агроиндустрию.
 
В итоге, при грамотной государственной политике, Россия может стать одним из крупнейших мировых игроков — и не только в рамках зоны свободной торговли ШОС…
 
— России рано выстраивать свободную зону торговли — как с Китаем, так и с другими странами-членами ШОС, — уверен президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. — На сегодня практически во всех отраслях наша конкуренция с китайцами будет, что называется, игрой в одни ворота. Разумеется, не в пользу России.
 
Поэтому прежде чем поднимать вопрос о зоне свободной торговли, неплохо развить собственную экономику. А это возможно только с помощью политики протекционизма.
 
Периодически негативные волны — длинные или короткие — тянут российскую экономику вниз. И в этой фазе государство обязано ее подхлестывать.
 
Все развитые и динамично развивающиеся страны идут именно этим путем. Они поддерживают экономику через стимулирование внутреннего спроса, который может быть удовлетворен отечественной промышленностью. Инструменты этого стимулирования могут быть разными — от роста прямых государственных расходов и инвестиций до снижения налогов в некоторых секторах экономики. В любом случае, речь идет об эффективном государственном регулировании…
 
 
 

 

 

Китайская хитрость в валютной войне юаня и доллара

22-%D1%8E%D0%B0%D0%BD%D1%8C.jpg

Народный банк Китая (НБК), являющийся центральным банком КНР, заявил о намерении изменить валютные ориентиры при формировании курса национальной денежной единицы. Суть планируемой реформы состоит в ослаблении привязки юаня к доллару США…
 
 
Юань никогда не был свободно плавающей валютой, его курс определялся на плановой основе Народным банком Китая и привязывался к доллару. То, что доллар являлся точкой отсчета для китайского Центробанка, не случайно. Америка с начала 80-х гг. прошлого века выступает главным торговым партнером Китая. В свою очередь, динамика и пропорции китайско-американской торговли во многом зависят от валютного курса юаня.
 
Надо иметь также в виду, что американо-китайская торговля характеризуется сильной несбалансированностью: поставки товаров из Китая в США намного превышают поставки товаров из США в Китай. Для Китая это крайне важно, так как доминирование экспорта над импортом даёт мощный импульс развитию многих отраслей китайской экономики и обеспечивает громадное положительное сальдо внешнеторгового баланса Китая. Пожалуй, лишь торговля Китая с Гонконгом давала сопоставимые объемы положительного сальдо, но при этом Гонконг традиционно выполняет функцию экспортных ворот Китая.
 
Доля США в товарообороте, экспорте и импорте Китая в текущем десятилетии по сравнению с началом 2000-х годов снизилась (см. табл. 1). Возникло ощущение ослабления зависимости Китая от заокеанского торгового партнера. Однако это иллюзия.
 
Табл. 1.
 
Доля ведущих торговых партнеров КНР в общем товарообороте, экспорте и импорте в 2014 году (%)
 
  Общий товарооборот Экспорт Импорт
Всего 100 100 100
США 12,9 16,9 8,1
Гонконг 8,7 15,9 0,7
Япония 7,3 6,4 8,7
Южная Корея 6,7 4,3 9,7
Тайвань 4,6 2,0 7,8
Германия 4,1 3,1 5,4
Австралия 3,2 1,7 5,0
Малайзия 2,4 2,0 2,8
Россия 2,2 2,3 2,1
Бразилия 2,0 1,5 2,6
Роль китайско-американской торговли в формировании положительного сальдо внешней торговли Китая остается решающим. Это сальдо составило в 2014 году 382,5 млрд. долл., вклад китайско-американской торговли в его создание — 62%. На самом деле этот показатель еще выше, учитывая, что солидная часть китайского экспорта в США идет через Гонконг. Америка по-прежнему остается стратегически важным торговым партнером Китая. Из этого можно заключить, что для Пекина валютный курс юаня по отношению к доллару США имеет жизненно важное значение.
 
Политика формирования валютного курса юаня на первом этапе внешнеэкономической экспансии КНР сводилась преимущественно к тому, чтобы снижать этот курс по отношению к доллару США. Такая политика продолжалась до конца 1994 года, она позволила Китаю стать ведущим мировым экспортером. В течение последующего десятилетия (1995-2004 гг.) Пекин проводил политику стабильного курса юаня по отношению к доллару, причем в 1998-2004 гг. курс был фактически фиксированным. Наконец, под сильным давлением Вашингтона Пекину в течение последнего десятилетия пришлось курс юаня повышать. Повышение было плавным, без резких рывков, чтобы не нанести ущерб китайскому экспорту, рост которого продолжался, хотя и не такими высокими темпами, как раньше.
 
В августе 2015 г. впервые за многие годы курс юаня резко упал. За один день падение составило почти 2%. Вашингтон назвал это падение запланированной Пекином девальвацией юаня. Мол, у Китая возникли проблемы с дальнейшим поддержанием темпов экономического роста и наращивания экспорта и он прибег к тактике валютного демпинга. Некоторые эксперты, правда, объясняли это событие тем, что ФРС готовилась в сентябре повысить базовую процентную ставку (с 0-0,25%), что спровоцировало резкий отток капитала из Китая и привело к проседанию юаня. Однако трудно поверить, что при гигантских валютных резервах НБК (более 3,5 трлн. долл.) китайский Центробанк не мог поддержать курс юаня. Думаю, что падение юаня было пробным шаром со стороны Пекина.
 
И вот 14 декабря НБК объявил об изменении политики формирования валютного курса юаня. Власти КНР решили отказаться от привязки юаня к доллару, заменив его корзиной из 13 валют. В корзину должны войти доллар США, евро, японская иена и еще 10 других валют. В корзине, безусловно, должны находиться валюты тех стран, с которыми Китай имеет наиболее тесные торговые связи. А в некоторых случаях и связи, основанные на обмене капиталом. Как видно из табл. 1, на десять ведущих партнеров КНР в 2014 году пришлось 54,1% всего товарооборота Китая с зарубежными странами, 56,1% экспорта, 53,9% импорта.
 
На долю главного торгового партнера Китая — США пришлось 12,9% всего товарооборота Китая, 16,9% его экспорта и 8,1% импорта. На четырех ведущих партнеров Китая из ЕС с валютной единицей евро (Германия, Франция, Италия и Голландия) пришлось 8,3% всего товарооборота Китая. Примерно такой же была доля указанных четырех стран в экспорте и импорте Китая. С учетом более мелких стран из зоны евро на страны с указанной валютой придется около 10% китайского товарооборота. Япония (иена) в 2014 году была третьим торговым партнером Китая, занимая в его товарообороте 7,3%; доли Японии в экспорте и импорте Китая равнялись соответственно 6,4 и 8,3%. Великобритания (фунт стерлингов) среди торговых партнеров Китая занимала лишь 12-ю строчку, ее доля в общем товарообороте была 1,9%; доли в экспорте и импорте Китая соответственно 2,4 и 1,2%. Таким образом, страны с четырьмя официальными резервными валютами (доллар США, евро, японская иена и британский фунт стерлингов) занимали в общем товарообороте Китая долю, примерно равную 1/3.
 
2/3 всего товарооборота приходилось в 2014 году на страны с валютами, которые не входят в корзину СДР Международного валютного фонда (список официальных резервных валют). НБК опубликовал список всех 13 валют, которые будут включены в корзину, а также их «удельные веса». Доля доллара в ней составит 26,4%, евро — 21,39%, японской иены — 14,68%. Кроме того, в корзину войдут австралийский, канадский, гонконгский, новозеландский и сингапурский доллары, британский фунт, швейцарский франк, тайский бат, малайзийский ринггит, а также (с долей 4,36%) российский рубль. За пределами корзины оказались такие валюты стран группы БРИКС, как индийская рупия, южноафриканский рэнд, бразильский реал. Не попали в корзину и валюты ведущих торговых партнеров КНР: вьетнамский донг, южнокорейская вона, индонезийская рупия, новый тайваньский доллар, филиппинское песо.
 
Чем же продиктована запланированная реформа Народного банка Китая?
 
Некоторые эксперты усмотрели в новации китайского ЦБ попытку организовать валютное сотрудничество Китая со странами, осуществляющими эмиссию упомянутых 13 валют. Цель такого сотрудничества – выравнивание и стабилизация обменных курсов для развития взаимной торговли и инвестиционного обмена. В принципе контуры такого сотрудничества просматриваются в многочисленных соглашениях по валютным свопам между НБК и центральными банками других стран.
 
Такие соглашения — необходимое, но не достаточное условие для нормальных торгово-экономических отношений. Нужно ещё, чтобы центральные банки стран, объединенных валютной корзиной, заключили двух- и многосторонние соглашения о стабилизации обменных валютных курсов. Пока валюты многих стран, находящихся за пределами зоны «золотого миллиарда», имеют слишком большую волатильность. Достаточно вспомнить обвал российского рубля, который произошел год назад.
 
А вот шесть ведущих центробанков Запада имеют долгосрочное (по некоторым данным, бессрочное) соглашение о стабилизации своих валют. Фактическидействует негласный картель ФРС США, ЕЦБ, Банка Англии, Банка Канады, Национального банка Швейцарии и Банка Японии.
 
Не исключено, таким образом, что своим решением от 14 декабря НБК сделал шаг к формированию подобного валютного картеля с участием центробанков, выпускающих 13 валют, включенных в корзину. Однако эта задача крайне сложна, и её решение потребует много времени. Вместе с тем есть другая, более приземленная причина валютной реформы НБК.
 
Пекин устал от постоянных обвинений со стороны США в том, что он, мол, осуществляет валютный демпинг на американском рынке. Теперь Пекин может заявить Вашингтону, что он ориентируется при определении курса юаня на корзину валют, а не только на доллар. Ну а поскольку почти ¾ наполнения корзины приходится на 12 валют, имеющих тенденцию обесцениваться по отношению к доллару (исключение — швейцарский франк), то юань по отношению к доллару будет также снижаться. Только теперь все претензии американцев Пекин может переадресовать другим государствам, валюты которых представлены в корзине.
 
После состоявшегося 30 ноября 2015 г. включения юаняв корзину официальных резервных валют МВФ многие гадали по поводу дальнейшей валютной политики Китая: будет ли взят курс на повышение юаня по отношению к его конкуренту доллару или, наоборот, начнется игра на понижение. Прошло всего две недели после исторического решения МВФ, и мы видим: игра на понижение юаня началась.
 
Курс юаня к доллару США на торгах 14 декабря обновил четырехлетний минимум: заявления НБК были восприняты трейдерами как сигнал того, что китайский Центробанк готов к дальнейшему ослаблению национальной валюты. А с августа юань подешевел на 3,9%. Однако теперь дяде Сэму будет трудно давить на Пекин: там будут ссылаться на «невидимую руку» валютного рынка или отсылать к другим странам, участвующим в валютной войне.
 

  • 0

#15 Алексей web

Алексей web

    Дизайнер. Верстальщик. Skype - aleksejus.belovas

  • Киберсанты
  • PipPipPipPipPip
  • 5 873 сообщений
2 313
Очень хороший
  • Страна, Город:
    Прибалтика
  • Пол:Мужчина

Отправлено 22 Февраль 2016 - 10:43

Китайские девушки - военный парад ( КАТЮША )

 

 

 

Китайский хор: Вставай, страна огромная

 


Сообщение отредактировал Алексей web: 22 Февраль 2016 - 10:44

  • 1

#16 Обществовед

Обществовед

    Свой человек

  • Киберсанты
  • PipPipPipPipPip
  • 7 151 сообщений
4 256
Очень хороший
  • Страна, Город:
    Петербург
  • Пол:Мужчина

Отправлено 22 Февраль 2016 - 11:30

По первому будет передача о Китае с Гордеем и его отцом.
  • 1

Канал на ютюбе | http://www.youtube.com/user/rucommers
Заказать landing page | http://landing-page.rucommers.ru/

Продающий Landing page за 490р | http://landing-page....nding-page-buy/


#17 Обществовед

Обществовед

    Свой человек

  • Киберсанты
  • PipPipPipPipPip
  • 7 151 сообщений
4 256
Очень хороший
  • Страна, Город:
    Петербург
  • Пол:Мужчина

Отправлено 23 Февраль 2016 - 13:26


  • 0

Канал на ютюбе | http://www.youtube.com/user/rucommers
Заказать landing page | http://landing-page.rucommers.ru/

Продающий Landing page за 490р | http://landing-page....nding-page-buy/


#18 Обществовед

Обществовед

    Свой человек

  • Киберсанты
  • PipPipPipPipPip
  • 7 151 сообщений
4 256
Очень хороший
  • Страна, Город:
    Петербург
  • Пол:Мужчина

Отправлено 06 Декабрь 2016 - 19:18

Китайцы — молодцы. 

 


  • 0

Канал на ютюбе | http://www.youtube.com/user/rucommers
Заказать landing page | http://landing-page.rucommers.ru/

Продающий Landing page за 490р | http://landing-page....nding-page-buy/


#19 Обществовед

Обществовед

    Свой человек

  • Киберсанты
  • PipPipPipPipPip
  • 7 151 сообщений
4 256
Очень хороший
  • Страна, Город:
    Петербург
  • Пол:Мужчина

Отправлено 27 Апрель 2017 - 13:26


  • 1

Канал на ютюбе | http://www.youtube.com/user/rucommers
Заказать landing page | http://landing-page.rucommers.ru/

Продающий Landing page за 490р | http://landing-page....nding-page-buy/


#20 Анатолий Белоусов

Анатолий Белоусов

    Основатель форума

  • Администрация
  • 26 128 сообщений
8 412
Очень хороший
  • Страна, Город:
    Россия, г. Ижевск
  • Пол:Мужчина

Отправлено 29 Март 2018 - 00:17

Реакция Китая на дело Скрипаля
 
 
Image201803290412031522282323.png
 
Китай долго хранил молчание относительно ситуации, раздутой Великобританией вокруг отравления Скрипаля. 
Но совсем недавно издание Global Times, считающееся рупором китайского правительства, назвало «грубой и нецивилизованной формой поведения» скоординированные действия Запада против России.
 
СМИ подчеркнуло, что британское правительство, не обладая доказательствами, выслало российских дипломатов и убедило к аналогичному шагу другие страны Запады. Такие действия ни к чему кроме нарастающей враждебности не приводят.
 
"Тот факт, что крупные западные державы могут объединяться и «выносить приговор» другому государству, пренебрегая международными процедурами и правилами, вызывают большие опасения. Во времена холодной войны ни одна западная нация не осмелилась бы совершить такую ​​провокацию, но сегодня она осуществляется с безудержной легкостью. Такие действия представляют собой не что иное, как форму западных издевательств, которые угрожают глобальному миру и справедливости", - отмечает Global Times.
 
Китайское информационное агентство призывает незападные страны объединиться, чтобы уметь противостоять подобным тактикам запугивания. 
В конце издание резюмирует: "Запад - лишь небольшая часть мира".
 
Источник: expert.ru
  • 2

Лучшее в Рунете обучение ИНТЕРНЕТ-БИЗНЕСУ - https://www.infoclub.info
Известнейшее мультимедийное ИЗДАТЕЛЬСТВО - http://www.info-dvd.ru

Авторский блог АНАТОЛИЯ БЕЛОУСОВА - http://www.cyberdengi.com





Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых пользователей